Имеет ли НКО право на защиту своего наименования?

[xfvalue_newspict]

Мария Шувалова



Имеет ли НКО право на защиту своего наименования?




fizkes / Shutterstock.com

Действующим законодательством Минюсту России предоставлено право отказывать в регистрации НКО, если организация с таким же наименованием была зарегистрирована ранее (подп. 2 п. 1 ст. 23.1 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ "О некоммерческих организациях"; далее – закон об НКО ). Однако прямого запрета на регистрацию НКО с одинаковыми наименованиями, так же как и специальных положений о способах защиты наименования организации в законе об НКО не содержится. Нет их и в Гражданском кодексе – в отличие от защиты исключительного права на фирменное наименование коммерческой организации (ст. 1474 ГК РФ).

В связи с этим на практике возможно существование десятков НКО с одинаковыми или похожими наименованиями, что может не только мешать их индивидуализации, но и создавать более серьезные проблемы, например перечисление пожертвований благотворителями в одноименный известному благотворительный фонд. Именно в результате рассмотрения такой ситуации Верховный Суд Российской Федерации ответил на вопрос, имеет ли право НКО требовать изменения наименования одноименной организации (определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 11 июля 2017 г. по делу № 53-КГ17-12). Рассмотрим подробнее данное дело.
 



Фабула дела

КРАТКО
Реквизиты решения: Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 11 июля 2017 г. по делу № 53-КГ17-12.
Требования заявителя: Отменить решения судов первой и апелляционной инстанций, согласно которым НКО (благотворительный фонд) не вправе требовать прекращения использования ее наименования другой некоммерческой организацией.
Суд решил: Удовлетворить требование заявителя, отправить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Благотворительный фонд помощи детям с онкогематологическими и иными тяжелыми заболеваниями "Подари жизнь", зарегистрированный в качестве НКО 27 ноября 2006 года в Москве (далее – истец), подал иск в отношении благотворительного фонда "Подари жизнь", зарегистрированного в Красноярске 30 января 2015 года (далее – ответчик). Истец требовал запретить ответчику использовать в своем наименовании словосочетание "подари жизнь", обязать его внести в учредительные документы сведения об изменении наименования и взыскать с него компенсацию за нарушение исключительного права на наименование некоммерческой организации в размере 5 млн руб. Поводом для подачи иска стало обращение к истцу семьи благотворителей С. из Красноярска с просьбой вернуть денежные средства, которые в виде пожертвования были перечислены ответчику по договоренности с одним из его учредителей – Ч., представившейся работником красноярского филиала истца. Поскольку у С. не было свободных денежных средств, Ч. предложила им оформить кредит, гарантируя вернуть его кредитору самостоятельно. С. заключили кредитный договор и договор займа и передали полученные средства ответчику. Однако обязательство по возврату заемных средств ответчиком исполнено не было, в связи с чем С. обратились к истцу. 

Истец подчеркнул, что не имеет филиалов и представительств (об этом свидетельствуют и учредительные документы, и соответствующая информация на официальном сайте истца), поэтому действия ответчика нарушают его исключительное право на именование.
 



Позиция судов первой и апелляционной инстанций

В каких случаях компания должна сменить наименование, узнайте из материала "Изменение наименования юридического лица" Энциклопедии решений интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите полный
доступ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ

Суд первой инстанции в удовлетворении требований истца отказал (решение Свердловского районного суда г. Красноярска от 18 июля 2016 г. по делу № 2-2589/2016). Он отметил, что ГК РФ предусмотрена защита только фирменного наименования коммерческой организации, так как неправомерное его использование другой организацией может привести к потере прибыли. Наименование же НКО не является средством индивидуализации по смыслу положений ч. IV ГК РФ и на него не распространяется соответствующая правовая охрана (§ 1 гл. 76 ГК РФ), подчеркнул суд. В обоснование своего довода он сослался на высказанную высшими судами позицию о том, что право на фирменное наименование возникает только у юридического лица, являющего коммерческой организацией (определение КС РФ от 10 февраля 2009 г. № 244-О-О, п. 58.2 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26 марта 2009 г. № 5/29). 

Кроме того, суд отметил, что сторона истца не представила доказательств, свидетельствующих об использовании ответчиком наименования истца с целью введения граждан в заблуждение. Ни в данной Ч. семье С. письменной гарантии вернуть заемные средства, ни в публикации в местной газете, которую Ч. показывала С. как доказательство ведения ответчиком благотворительной деятельности, не содержится сведений о том, что ответчик является филиалом или представительством истца, подчеркнул он. 

Также об отсутствии умысла на завладение чужим имуществом путем обмана или злоупотребления доверием, по мнению суда, свидетельствует вынесенное 25 февраля 2016 года отделом полиции № 6 Межмуниципального управления МВД России "Красноярское" постановление об отказе в возбуждении в отношении Ч. уголовного дела о мошенничестве (ст. 159 УК РФ). В ходе проверки поданного С. заявления правоохранительный орган установил, что оплата по договорам займа и кредита не в полном объеме и несвоевременно, но производилась Ч., что подтверждается копями чеков, поэтому оснований для возбуждения в ее отношении дела о мошенничестве нет. 

Кстати, как отмечали представители благотворительных фондов на общественных слушаниях в ОП РФ, привлечь недобросовестный одноименный фонд к ответственности за мошенничество практически невозможно. Правоохранительные органы не возбуждают уголовные дела по обращению фондов, выявивших практику сбора средств от их имени, указывая, что потерпевшими в этом случае являются жертвователи, а значит именно они должны подавать заявления. Нельзя не отметить, что далеко не всегда благотворители знают, что их средства перечислены ненадлежащему адресату, соответственно, никаких заявлений они не подают. В других же – аналогичных рассматриваемой – ситуациях, по мнению правоохранительных органов, имеют место гражданско-правовые отношения и защищать их нужно в гражданском, а не уголовном процессе. 

При принятии решения Суд также учел позицию представителя Управления Минюста России по Красноярскому краю, заявившего, что при регистрации ответчика не было допущено нарушений, наименование истца отличается от наименования ответчика, одинаковым в них является только словосочетание "Подари жизнь", которое используется в наименовании еще примерно 20 существующих в России юридических лиц. 

Суд апелляционной инстанции, в свою очередь, пришел к следующим выводам:



НКО, наименование которой зарегистрировано в установленном порядке, имеет исключительное право его использования (п. 1.1 ст. 4 закона об НКО), но способ защиты этого права не определен;



одним из способов защиты исключительного права на средство индивидуализации является пресечение действий, его нарушающих (подп. 2 п. 1 ст. 1252 ГК РФ), однако перечень охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации (п. 1 ст. 1225 ГК РФ) не включает в себя наименование некоммерческой организации;



право на фирменное наименование (ст. 1473 ГК РФ) принадлежит только коммерческой организации;



достаточных доказательств того, что ответчик действовал не от своего имени, а от имени истца, а также факта причинения последнему имущественного вреда не представлено. Следовательно, доводы истца, касающиеся деятельности ответчика: о наличии кредитных обязательств между ответчиком и С., отсутствии у него расчетного счета и программы осуществления деятельности и др., – не имеют правового значения для рассмотрения спора;



государственная регистрация организации-ответчика не оспорена и не признана недействительной.

Таким образом, у суда первой инстанции отсутствовали правовые основания для удовлетворения заявленных требований истца, его решение является законным и обоснованным и не подлежит отмене, заключил суд (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 23 ноября 2016 г. № 33-14705/2016). 
 



Позиция ВС РФ

ВС РФ, куда истец обратился с кассационной жалобой, придерживается иного мнения о рассматриваемом споре.

Суд отметил, что поскольку в наименовании НКО обязательно содержится указание на ее организационно-правовую форму и характер деятельности (п. 1 ст. 4 закона об НКО), наличие собственного наименования является обязательным признаком организации как участника гражданских правоотношений и служит способом ее индивидуализации. Существование НКО с одинаковыми наименованиями может помешать нормальному ходу гражданского оборота, в связи с чем и было введено положение о возможности отказа в государственной регистрации НКО, если организация с таким же наименованием уже существует. Следовательно, наличие уникального наименования является неимущественным гражданским правом некоммерческой организации, и организация, зарегистрировавшая свое наименование в установленном порядке, имеет исключительное право его использования. 

Несмотря на то что специальных способов защиты права НКО на наименование законодательством не предусмотрено, оно может быть защищено в силу ст. 12 ГК РФ, определяющей общие способы защиты гражданских прав, подчеркнул ВС РФ. Поскольку лицу гарантируется право на судебную защиту гражданских прав, а пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, является одним из способов защиты, вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что НКО не вправе требовать прекращения использования ее наименования другой некоммерческой организацией, противоречит положениям действующего гражданского законодательства, заключил Суд. 

Также ВС РФ указал, что судам следовало поставить вопрос о соответствии либо несоответствии требованиям добросовестности (ст. 10 ГК РФ) действий по регистрации НКО с таким же, как у истца, наименованием. Так как этого не было сделано, предмет доказывания по делу был определен неправильно. 

На основании вышеизложенного Суд отметил определение Красноярского краевого суда и направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. 
 



Мнение экспертов

Экспертное сообщество положительно оценило вынесенное ВС РФ решение. Эксперты отметили, что изложенное в нем толкование норм гражданского законодательства позволит НКО бороться с недобросовестными действиями лиц, регистрирующих организации с похожими названиями. Тем не менее тотального запрета на использование каких-либо слов в наименованиях организаций, по их мнению, быть все-таки не должно.

В то же время не исключается возможность прямого закрепления в ГК РФ положения об исключительном праве НКО на наименование. "Целесообразно урегулировать правоотношения по использованию и защите НКО своих наименований на законодательном уровне, поскольку, как показала практика, применение общих положений о защите гражданских прав может вызвать сложности у судов, – полагает адвокат Коллегии адвокатов г. Москвы "Барщевский и Партнеры" Елена Михалевич. – Кроме того, защита фирменных наименований коммерческих организаций и наименований НКО согласно действующим нормам имеют различный объем – в первом случае не допускается использование фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию другого юридического лица или сходного с ним до степени смешения, а в отношении вторых речь идет только о таких же наименованиях". С ней согласен и руководитель коллегии адвокатов "Комиссаров и партнеры" Андрей Комиссаров, считающий необходимым расширить права некоммерческих корпоративных организаций на средства индивидуализации, в том числе на наименование, уточнив, в частности, способы их защиты, так как в настоящее время неимущественное право некоммерческой организации на наименование в случае его нарушения либо возникновения угрозы такого нарушения может быть защищено только в судебном порядке. 

МНЕНИЕ



Имеет ли НКО право на защиту своего наименования?


Юлия Вербицкая, основатель благотворительного фонда "Русские меценаты", адвокат:

"Поскольку в качестве наименований юридического лица в большинстве случаев используются слова (существительные, наречия, глаголы, реже – прилагательные), описывающие род их деятельности, они, учитывая ограниченный словарный запас русского языка, будут неизбежно повторяться. Вряд ли справедливо запрещать создаваемым добросовестным организациям использовать "профильные" слова в наименованиях. К тому же запрет на использование слов или словосочетаний в названиях организаций, в случае законодательного его закрепления, может привести к злоупотреблениям со стороны так называемых "регистраторов" – компаний, производящих массовую регистрацию юридических лиц и впоследствии торгующих ими.  Кроме того, существует вероятность, что в случае запрета на упоминание определенных слов в наименовании организаций они будут незначительно изменяться или искажаться, и это тоже повлияет на возможность индивидуализации организаций. Это подтверждается опытом коммерческих фирм. Пример, хорошо известный с 1990-х годов: бренд Adidas и его "двойник" Abibas. Такая подмена основывается на навыках так называемого скорочтения, когда читающий практически не видит различия в похожих словах, так как читает быстро и не очень внимательно".

МНЕНИЕ



Имеет ли НКО право на защиту своего наименования?


Михаил Божор, юрисконсульт компании Alta Via:

"В своем определении Верховный Суд Российской Федерации указал, что НКО, в частности фонды, не могут быть лишены права на судебную защиту, если их наименование используется с противоправной целью и намерением причинить им вред, что противоречит ст. 10 ГК РФ. Таким образом, несмотря на отсутствие соответствующего указания в тексте определения, Суд фактически применил нормы о защите фирменного наименования коммерческих организаций и общие начала гражданского законодательства.  Данное определение, вне всякого сомнения, является знаковым для НКО и юридического сообщества. Полагаю, что позиция ВС РФ должна найти свое развитие в законе, дополняющем Гражданский кодекс нормой об исключительном праве НКО на наименование".

МНЕНИЕ



Имеет ли НКО право на защиту своего наименования?


Евгения Афонасьева, ведущий юрист Европейской Юридической Службы:

"Очевидно, что ГК РФ содержит пробел в части специальных норм, устанавливающих правовую охрану наименования НКО. Поэтому необходимо либо закрепить в кодексе законодательные нормы, аналогичные п. 3 и п. 4 ст. 1474 ГК РФ, либо, руководствуясь аналогией закона, доказывать применимость указанных пунктов при судебной защите наименования некоммерческой организации. В любом из этих случаев НКО будет предоставлен больший объем гарантий, чем указано в рассматриваемом определении ВС РФ, поскольку оно содержит оговорку о том, что защита права НКО на наименование предоставляется только при установлении отрицательных последствий для истца, вызванных недобросовестным поведением ответчика. Для разрешения же аналогичного спора с участием коммерческих организаций достаточно только факта использования наименования, тождественного или сходного до степени смешения с наименованием ранее зарегистрированной организации, если юридические лица осуществляют аналогичную деятельность (об этом и говорится в п. 3 и п. 4 ст. 1474 ГК РФ)".

МНЕНИЕ



Имеет ли НКО право на защиту своего наименования?


Дмитрий Волков, юрист патентно-адвокатского бюро "Гардиум":

"ВС РФ впервые признал, что наименование является неимущественным гражданским правом некоммерческой организации и должно получать правовую охрану. До появления этого толкования благотворительные фонды страдали от действий недобросовестных лиц, которые, пользуясь репутацией известного фонда, привлекали средства, но использовали их совсем не на благотворительные цели. Однако изменений в законодательство реализация решения ВС, скорее всего, не повлечет. В ст. 23.1 закона об НКО уже закреплена возможность отказа в регистрации некоммерческих организаций (включая фонды) с идентичными наименованиями. Другое дело, что при регистрации новых НКО это положение не всегда соблюдается, никто не проверяет, содержит ли реестр НКО сведения об организациях с такими же названиями. Поэтому логично, что в этой ситуации добросовестный фонд может в частном порядке требовать прекратить нарушение своего права на наименование, предъявив иск к зарегистрированной недобросовестной НКО, на что и указал ВС РФ в своем решении".